О долгах и рисках

В настоящее время появляется довольно много сообщений о блокировках счетов и платежей клиентов различных банков. Это касается не только России, но и других стран. Центральные банки вводят все новые и новые ограничения на проведение тех или иных расчетов между участниками рынка или снятие владельцами наличных средств со своих счетов в банках. С учетом того, что подобное развитие событий носит все более распространенный характер, складывается впечатление, что это лишь видимая верхушка айсберга, тогда как истинные причины происходящего скрыты в темных и далеко не прозрачных глубинах.

Полный отказ от использования твердых обеспеченных денег в августе 1971 года привел к тому, что заменивший их суррогат в виде необеспеченной бумажной валюты перестал реально что-либо стоить. Этот момент стал поворотным пунктом. В результате такого поворота банки из инструмента мирового рынка, ориентированного на аккумулирование денежных средств и их наиболее эффективное инвестирование в производительные сектора экономики, постепенно во все большей степени превращались в структуры, ориентированные исключительно на спекуляцию. Нет нужды накапливать что-либо реальное, когда можно жить в долг, и за эти все более увеличивающиеся в своих размерах долги получать все больше и больше реальных товаров и услуг.

Первый звонок, четко обозначивший, что бесконечно жить в долг, расплачиваясь фантиками за реальные товары, в этом мире нельзя, прозвенел в 2008 году. Практической реакцией на произошедшее со стороны властей и центральных банков помимо еще более увеличившегося глобального долга стало, в частности, изменение механизмов бухгалтерского учета. Оно позволило временно замаскировать для сторонних участников рынка образовавшиеся дыры в балансах ведущих мировых банков и компаний. Это чисто бумажный трюк с цифрами, не имеющий ничего общего с решением реальных проблем и примерно то же самое, что залепить обыкновенным пластырем пробоину в борту «Титаника» и сказать, что теперь-то он наверняка до места назначения дойдет. Главное – верить.

К сожалению, для участников этой схемы обманывать весь мир какое-то время можно, но не бесконечно. И вот уже в октябре 2017 года Банк международных расчетов – этот банк центральных банков – оказывается вынужденным признать, что только нефинансовые учреждения за пределами США должны порядка 13 триллионов американских дензнаков по различным валютным свопам и форвардным контрактам, которые ни по каким балансам банков не проходят. Сейчас эта сумма оценивается уже примерно в 20 триллионов. Только в американской валюте это контракты на десятки триллионов. При этом триллионы ежедневно переходят из рук в руки, но нигде в балансах не отражаются. Долги реально есть, но их вроде бы как и нет. Главное, чтобы в официальных балансах все выглядело красиво, или, как говорится, главное, чтобы костюмчик сидел.

Проблема заключается в том, что пока процесс идет, проблема расплаты по долгам, в том числе и скрытым, носит некий отсроченный характер, но это лишь отсрочка до того момента, когда счет предъявят к оплате. На текущий момент он оценивается в 250 триллионов глобального долга, который проходит по балансам. К ним стоит добавить производных инструментов и необеспеченных обязательств еще примерно на 2 квадриллиона американских дензнаков. Оценить совокупные долги за балансом плюс производные инструменты на них практически невозможно, можно только пытаться. По большому счету это не особенно и нужно, поскольку здесь гораздо важнее качественная картина или ответ на предельно простой вопрос: можно ли расплатиться по этим долгам?

Ответ на него для любого человека, обладающего самым обычным здравым смыслом, представляется вполне очевидным. Если не отказываться полностью от своих обязательств, то у властей остается лишь один доступный инструмент – печатный станок. Проблема заключается в том, что в современной схеме с необеспеченными бумажными валютами его запуск означает и одновременное еще большее увеличение существующего долга.

В этой связи возникает интересный вопрос: за счет чего или кого можно попытаться спасти приближенные к властным кругам банки? Во-первых, за счет их коллег в результате разнообразных слияний и поглощений. Есть лишь одна маленькая проблема, если вместе сливать две дыры, то в итоге получится дыра еще больших размеров, чем две в отдельности. Примеров подобного подхода как внутри нашей страны, так и за рубежом предостаточно. Во-вторых, за счет клиентов банков, у которых еще есть какие-то средства. Просто отнять или конфисковать можно, но выглядит это некрасиво. К тому же всему свое время. Пока же в качестве инструмента для сравнительно честного изъятия средств можно использовать противоотмывочное законодательство.

В разных странах оно называется по-разному. За границей – FATCA или EuroFATCA, в России – закон №115-ФЗ, но суть везде одна и та же: иметь благовидный предлог для блокирования, замораживания, а в дальнейшем и конфискации средств клиентов банков. Разве кто-то посмеет возражать против борьбы с терроризмом или отмыванием денежных средств, полученных преступным путем?

Спасут эти меры всю схему с необеспеченными валютами? Наверняка нет, но отсрочить ее крах могут позволить. Что же касается реальной экономики и ее деградации, то, когда речь идет о спасении финансового сектора и его истинных хозяев, ею готовы пожертвовать, также как и трудящимися.

Поэтому не стоит удивляться, что в одном из швейцарских банков недавно были введены ограничения на снятие наличными в размере 100 тысяч швейцарских франков в год, а ЦБ Швейцарии дал своим подопечным строгое предписание, что если клиент захочет снять 500 тысяч франков со своего счета, то для этого необходимо решение правления банка.

Поскольку подобные нововведения на Западе, включая и Швейцарию, примерно на полгода – год опережают принятие аналогичных документов Банком России можно оценить, когда подобный «передовой» зарубежный опыт докатится и до нас. Разница будет лишь в том, что лимиты будут существенно ниже. Это, в частности, можно наглядно увидеть на снижении лимитов на бесплатные переводы средств внутри даже одного банка со счетов индивидуальных предпринимателей на их же счета, но уже как физических лиц.

Средства, что на одном счете, что на другом принадлежат одному и тому же владельцу, но банками с подачи «мегарегулятора» делается все, чтобы помешать подобным перечислениям и тем более их снятию наличными. Поскольку велика вероятность, что эти лица могут быть вовлечены в отмывание денежных средств. Доказательств никаких. Контролерам, в которых превратились современные банки, лишь кажется (хотя они трактуют это как «обоснованные» сомнения), но как же обойтись без столь модного ныне словосочетания «highly likely» и не заблокировать платежи или счета хоть на какое-то время? Пусть клиенты – эти изначально для центрального банка потенциальные преступники — доказывают, что они – честные люди.

Чем дальше, тем все более сложным для обычных участников рынка – физических и юридических лиц — становится процесс изъятия своих средств или активов из все более теряющей свои основные функции банковской системы. Вместо локомотива экономики она все больше становится ее тормозом, и это является еще одним указанием на то, что крах этого все более деградирующего механизма, тянущего за собой в бездну мировую экономику, неизбежен.

Избежать краха системы, построенной на безудержном увеличении кредита и, как следствие, необеспеченной бумажной валюты, невозможно. Вопрос заключается лишь в том, будет ли это сделано раньше, как добровольный отказ от подобной практики, или произойдет немного позже, но уже как полная и окончательная катастрофа этой схемы.

Если подытожить все сказанное выше, то выводы довольно просты. Во-первых, держитесь как можно дальше от современной банковской системы. И, во-вторых, пока есть такая возможность меняйте фантики центральных банков на твердые обеспеченные деньги, которыми исторически были физическое золото и серебро, и храните их вне банков.


Читайте также:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *